химический каталог




Этюды о симметрии

Автор Е.Вигнер

d. Sci. USA, 39, 510 (1953).

19. Lee T. £>., Yang C. N., Phys. Rev., 104, 254 (1956).

20. Purcell E. M„ Ramsey N. F., Phys. Rev., 78, 807 (1950).

21. Liiders G., Zs. Phys., 133, 325 (1952).

22. Liiders G., Kgl. Danske Videnskab. Selskab, Mat.-Fys. Medd., 28, 5 (1954).

23. Schwinger /., Phys. Rev., 74, 1439 (1948).

24. Kramers H. Л., Proc. Acad. Sci. Amsterdam, 40, 814 (1937).

25. Pauli W., статья в сборнике [17].

26. Wigner E., Zs. Phys., 43, 624 (1927).

27. Wigner E., Nachr. Gesell. der W issen,, Mathematisch-Physikalische Klasse, Heft 5, 546 (1932). (Статья 21 данной книги.)

28. Newton Т. Wigner Rev. Mod. Phys., 21, 400 (1949). (Статья 22 данной книги.)

29. Watanabe S., Rev. Mod. Phys., 27, 26 (1945).

30. Furry W., Phys. Rev., 51, 125 (1937).

31. Robertson H. P., Rev. Mod. Phys., 5, 62 (1933).

32. Farkas A., Orthohydrogen, Parahydrogen and Heavy Hydrogen, Cambridge University Press, New York, 1935. (Имеется перевод: Фаркас А., Орто-водород, параводород и тяжелый водород, ОНТИ, М. — Л., 1936.)

О СТРУКТУРЕ ТВЕРДЫХ ТЕЛ

1. Физика всегда развивается по двум направлениям. Один ее фронт обращен к явлениям, не вписывающимся в общую картину мира. Победы на этом фронте знаменуют важные изменения в фундаментальных концепциях. В наши дни именно на этом направлении, используя как теорию, так и эксперимент, физики ведут борьбу за лучшее понимание ядерных явлений. Но помимо поиска новых концепций, никогда не ослабевает стремление углубить и расширить наши знания о явлениях, которые, по нашему убеждению, могут быть поняты на основе уже существующих представлений и теорий. Это второе направление развития физики, несомненно, имеет меньшее значение. Оно редко приводит к фундаментальным открытиям в самой физике, но очень важно для исследований, проводимых в ее пограничных областях, таких, как физическая химия, и в прикладных науках. Около шести лет назад спектроскопия внезапно совершила переход из первой категории во вторую. Немного позднее стало ясно, что изучение твердых тел также принадлежит ко второму направлению. Несмотря на это, физика твердого тела остается одной из наиболее привлекательных областей исследования, ибо в ней научными методами изучается то, с чем нам приходится сталкиваться в нашей повседневной практике. Например, мы никогда не боимся, что ключ, если его уронить, разлетится на части, как стекло. Нам никогда не придет в голову опасаться, что золотая монета может раствориться в воде или испариться, если ее оставить на открытом воздухе.

Рентгеноскопические исследования позволили установить, что большинство окружающих нас твердых тел — кристаллы. Это вовсе не означает, что они непременно представляют собой монокристалл, хотя и такое возможно даже для тел столь больших размеров, как айсберги. Обычно твердые тела обладают поликристаллическим строением, т. е. представляют собой конгломерат микроскопических кристаллов различных размеров. Таковы, например, металлические части обычных инструментов, орудий труда и т. п. Слово «кристаллы» в данном случае озна-

) Опубликовано в журнале: Scientific Monthly, 42 (January 1936).

чает не тела правильной формы, какие мы видим в кристаллографических коллекциях, а лишь подчеркивает, что отдельные зерна твердого тела.обладают правильной внутренней структурой, возникающей вследствие удивительно правильного расположения атомов в виде пространственных решеток1). Примеры таких решеток показаны на фиг. 1. (Кружки означают центры атомов; линии не имеют физического смысла и проведены только для того, чтобы подчеркнуть объемность решеток.) Определенным образом ориентированная область, в пределах которой атомы расположены правильно, называется микрокристаллом; она может иметь размеры от 0,00001 до 1 мм и даже больше. У таких микрокристаллов граница обычно имеет крайне неправильную форму. Хаотически примыкая друг к другу, микрокристаллы образуют поликристаллическое

Фиг. 1. а — фрагмент решетки КО.

Зачерненными кружками указаны положения ионов калия; светлыни — положения ионов хлора. Расстояние между ближайшими соседями равно 0.00000031 мм. Обычная каменная соль обладает решеткой такого же вида, но с несколько меньшими расстояниями между узлами. б — фрагмент решетки щелочного металла.

Кружками изображены центры масс атомов. Расстояние между ближайшими соседями для натрия

составляет 0,000000372 мм в — элементарная ячейка решетки алмаза.

Расстояние между ближайшими соседями равно 0,000000154 мм. Аналогичной решеткой с расстоянием 0,00000fi234 мм между ближайшими соседями обладает кремний.

тело. (Очень мало известно о том, каким образом микрокристаллы с их различной ориентацией пристраиваются и примыкают друг к другу. Некоторые считают, что существует очень тонкий слой некристаллической фазы, «склеивающий» микрокристаллы, но убедительных данных, подтверждающих такое мнение, нет.)

Из всех твердых тел, обнаруженных в природе, преобладаю-

■) В современной кристаллографии правильное расположение атомов в пространстве называется структурой. Например, говорят структура КС1, структура алмаза и т. д. — Прим. ред. американского издания.

щую часть составляют кристаллы. Практически при ближайшем рассмотрении кристаллами оказываются все скальные породы, лед, а также все металлы. Песчинки являются не чем иным, как маленькими кристалликами; жирная глина также имеет кристаллическое строение. Некристаллических твердых тел, если не считать стекол и веществ органического происхождения, например древесину, крайне мало.

2. При исследовании твердых тел приходится выделять различные группы их свойств и изучать их отдельно. При исследовании газов или жидкостей такой необходимости не возникало.

Всякому ясно, что рассмотрение правильной решетки намного проще, чем изучение груды беспорядочно нагроможденных атомов. Чрезвычайно важно поэтому, что многие свойства поликристаллов совпадают со свойствами идеальных монокристаллов. Такие свойства связаны с явлениями, затрагивающими всю массу материала, например с испарением, плавлением, удельным весом и сжимаемостью. В понимании именно этих «нечувствительных» свойств нам удалось продвинуться особенно далеко, и в этой статье основное внимание будет уделено именно им.

К сожалению, очень многие важные свойства принадлежат ко второму классу — к классу «чувствительных» свойств. Сопротивление разрушению, например, определяется наиболее слабой частью кристалла. Одного дефекта иногда бывает достаточно, чтобы вызвать разрушение образца при очень малой нагрузке, составляющей Vio или даже Vioo долю той, что может выдержать идеальный кристалл. На фиг. 2 показана грубая схема того, как это может произойти: напряжения, изображаемые в виде линий напряжений, концентрируются в окрестности дефекта и достигают значений, во много раз превосходящих величину напряжения в остальном объеме материала. Сильная концентрация напряжений может привести к расширению трещины, а затем и к разрушению всего тела. Таким образом, те части тела, которые расположены выше и ниже трещины, не только не увеличивают прочность материала, но явно уменьшают ее, т. е. прочность всего тела гораздо меньше, чем прочность его слабейшей части.

Можно провести параллель между электрическим пробоем изолятора и пределом упругости (наименьшим напряжением, вызывающим остаточную деформацию), поэтому при изучении «чувствительных» свойств кристаллов необходимо знать не только кристалл в целом, но и его «патологию», т. е. особо опасные изъяны и дефекты.

Помимо «чувствительных» и «нечувствительных» существует ряд промежуточных свойств, связанных с границами. Одни из них, например термоионная эмиссия электронов, отчасти обусловлены особенностями наружной поверхности тела, другие, например электропроводность солей под давлением, зависят от свойств внутренних границ кристаллов. На эти свойства оказывают влияние даже небольшие примеси. Приняв особые меры предосторожности и проявив недюжинное искусство, экспериментаторы иногда получают воспроизводимые результаты и для этого круга явлений. Нередко обнаруженные факты поддаются теоретической интерпретации так же легко, как «нечувствительные» свойства.

3. Обратимся теперь к «нечувствительным» свойствам. Оказывается, что даже эти свойства твердых тел по своему разнообразию намного превосходят аналогичные свойства газов. С чисто эмпирической точки зрения различают четыре основных класса веществ, обладающих «нечувствительными» свойствами;

а) молекулярные кристаллы;

б) металлы;

в) валентные кристаллы;

г) ионные кристаллы.

Между этими классами возможны многие постепенные переходы. Принципы такой классификации были заложены Гриммом.

а. Молекулярные кристаллы. Из таких кристаллов состоят

инертные газы, например Не, Ne, Аг и т. д., или соединения

с насыщенными связями, например Н2, N2, 02 и т. д., СН4, С2Н6,

Н20, H2S и т. д., а также все органические соединения. Эти ве-

щества обладают малой теплотой испарения и конденсируются

только при сравнительно низких температурах. Они мягки, уме-

ренно хрупки, хорошие изоляторы, прозрачны (если не считать

тех областей спектра, в которых образующие их молекулы по-

глощают свет).

б. Металлы. Свойства металлов во многом противоположны

свойствам веществ класса «а». Для металлов характерны на-

много большие силы связи между атомами, они обладают более

высокими теплотами испарения и значительно большей твер-

достью. Особенно замечательное свойство металлов — их хоро-

шая электро- и теплопроводность. Они непрозрачны, и многие

важные применения металлов в промышленности связаны с их пластичностью, т. е. с их способностью разрушаться лишь после значительной деформации1). Металлы хорошо растворяются в металлах (сплавы), но едва растворимы в веществах других классов.

в. Валентные кристаллы. К их числу относятся, например,

алмаз, кварц, карборунд.

г. Ионные кристаллы (соли). Они однотипны по своему

строению. Для них характерны высокая теплота испарения и

значительные силы сцепления. Подобно молекулярным кристал-

лам, они прозрачны, хорошие изоляторы, тверды и хрупки.

Основное различие между молекулярными и ионными кристал-

лами состоит в том, что первые образованы нейтральными ато-

мами, а «кирпичиками», из которых построены соли, служат

электрически заряженные ионы, удерживаемые силами притя-

жения, действующими между разноименными зарядами. Вслед-

ствие этого соли хорошо растворяются в жидкостях с большой

диэлектрической постоянной (например, в воде), поскольку та-

кие жидкости сильно ослабляют притяжение между ионами.

Приведенную характеристику четырех классов твердых тел следует понимать в том же смысле, как принято понимать аналогичную характеристику какого-нибудь семейства растений в ботанике. Такая классификация не устанавливает жестких правил, а определяет лишь некий идеал, от которого реально существующие образцы, особенно сложные соединения, нередко отклоняются. Кроме того, существует множество твердых тел, занимающих промежуточное положение между названными четырьмя классами. Иногда внутри отдельных слоев вещества мы наблюдаем решетку одного типа, в то время как силы взаимодействия между слоями характерны для кристаллических решеток другого типа. Встречаются и такие случаи, когда вещество нельзя с уверенностью отнести ни к одному из четырех классов и оно по своим свойствам занимает промежуточное положение между двумя (и даже тремя) классами. Особенно много веществ обладает одновременно свойствами, присущими валентным и ионным кристаллам.

Все же такие исключения редки. Важность предложенной классификации становится особенно понятной, если учесть, что инстинктивно мы подразделяем на четыре названных выше класса все твердые тела неорганического происхождения, какие

') Именно поэтому кусок металла не разрушится, если его бросить на пол. Резкий удар о пол вызывает огромные напряжения, под действием которых металл претерпевает пластическую деформацию, но не разрушается. Пластическая деформация позволяет металлу играть роль самоамортизатора, по« скольку волна сжатия распространяется по всему металлу за большое время.

только попадают нам в руки. Характеристику каждого из четырех классов можно рассматривать как научное описание физических свойств (теплоты испарения, твердости, электропроводности, хрупкости и т. д.), которые мы надеемся обнаружить после осмотра и некоторой обработки у таких веществ, как твердая углекислота, родий, карборунд, глауберова соль, даже если эти вещества встречаются нам впервые. С другой стороны, мы совершенно не знаем, что ожидать от веществ с такими переходными решетками, как у карбида или даже у графита.

l) Eyring Н., Scientific Monthly, 39, 415 (1934).

4. Огромные различия между физическими свойствами разных кристаллов ясно показывают, что силы, удерживающие атомы или молекулы, у всех четырех классов кристаллов неодинаковы. Чтобы понять происхождение и природу этих сил, необ-ходимо прежде всего напомнить, как устроены отдельные атомы и молекулы. Читателям журнала Scientific Monthly это, наверное, хорошо известно. Лишь недавно на его страницах с блестящим обзором на тему о строении атомов и молекул выступил проф. Эйринг1). По Резерфорду, атом состоит прежде всего из тяжелого ядра, в котором сосредоточен весь положительный заряд и вся масса атома (за исключением ~ 1/2000). Центр тяжести атома периодически совпадает с ядром, в силу чего кружки на фиг. 1 можно рассматривать либо как положения атомов, либо как положения ядер. Атомное ядро, несмотря на его малые размеры, полно тайн и загадок. К счастью, для понимания твердого состояния они не имеют значения. Роль носителей отрицательных зарядов, в точности компенсирующих положительный заряд ядра нейтрального атома, играют легкие частицы — электроны. Эти электроны окружают ядро наподобие гигантского облака, размеры которого в сотни тысяч раз превосходят размеры атомного ядра, хотя толщина самого облака составляет всего лишь около 0,0000001 мм. Квантовая механика, созданная около восьми лет назад Гейзенбергом, Шре-дингером и Дираком, открыла нам точные законы движения электронного облака. Теперь мы уже в состоянии рассчитать плотность этого облака на различных расстояниях от ядра. Сравнивая плотность распределения электронов в различных точках решетки, мы, естественно, надеемся получить важные сведения о строении твердых тел. Внешние, или валентные, электроны определяют все химические свойства атома. На фиг. 3 сплошной линией показана плотность валентных электронов как функция расстояния от ядра. Кроме того, на оси абсцисс отмечено положение ближайшего соседа, а пунктирной кривой показано распределение плотности валентных электронов ближайшего соседа вдоль прямой, соединяющей его с Первым атомом. На фиг. 3, а обе кривые даны для гелия, наиболее характерного представителя молекулярных кристаллов; на фиг. 3, б — для валентного кристалла кремния; на фиг. 3,6 — для типичного металла — натрия и на фиг. 3, г—для решетки

ФИГ. 3. а — распределение заряда двух соседних атомов гелия в кристаллической решетке.

б — распределение заряда валентных электронов в свободном атоме кремния

(сплошная кривая).

Пунктирной кривой показано распределение заряда валентных электронов другого атома кремния, расположенного от первого на таком же расстоянии, как в решетке.

в — распределение заряда валентных электронов в свободном атоме натрия

(сплошная кривая).

Пункп'рной кривой показано распределение заряда валентных электронов другого атома натрия, расположенного на расстоянии, равном расстоянию между ближайшими соседями р кристаллической решетке.

г — распределение заряда валентных электронов в ионах калия (сплошная кривая) и хлора (пунктирная кривая).

Расстояние между нулями двух функций распределения равно расстоянию между ближайшими ионами в решетке КС1.

KCI, Очень напоминающей решетку обычной поваренной соли.

Сразу же заметно существенное различие между молекулярным и ионным кристаллами (фиг. 3, а и г), с одной стороны, и валентным кристаллом и металлом (фиг. 3, б я в) —с другой. У первых перекрытие электронных облаков мало, у вторых электронные облака перекрываются настолько сильно, что невозможно сказать, какому атому принадлежит определенный валентный электрон. В молекулярных и ионных кристаллах атомы или ионы, хотя и испытывают притяжение со стороны своих соседей, однако на распределении их заряда оно сказывается лишь незначительно. Иначе обстоит дело в металлах и валентных кристаллах. В этих случаях между атомами нет области с малой плотностью заряда и, следовательно, запрещенной для электронов. Электроны могут переходить от одного атома к другому. Таким образом, валентные электроны свободно передвигаются по всей решетке и принадлежат всей решетке. Это обстоятельство имеет решающее значение для свойств упомянутых веществ.

Элементарные составные части молекулярной и ионной решеток можно считать независимыми. Борновская классическая теория механических, электрических и тепловых свойств кристаллов, рассматривающая атомы и ионы решетки как индивидуальные частицы, достигла при изучении молекулярных и ионных кристаллов выдающихся успехов.

Сильное различие в поведении веществ этих двух классов обусловлено разным характером составных частей их решеток. В первом случае — это нейтральные атомы, в ионных решетках — заряженные частицы. Электрические силы, действующие между ионами, очень велики, что приводит к значительным силам сцепления, большой теплоте испарения и высокой твердости. Расстояния между соседними ионами, как видно из фиг. 3, совпадают с расстояниями между максимумами кривой распределения заряда. Значения радиусов ионов, вычисленные Полингом в Калифорнии, оказались в отличном согласии со значениями, полученными Гольдшмидтом из наблюдений. Ионные решетки устроены так, что положительные ионы в них всегда окружены отрицательными ионами, а отрицательные ионы — положительными (см. решетку на фиг. 1). Поскольку противоположные заряды притягиваются, внутри этих решеток возникают значительные силы сцепления.

Природа сил в молекулярных решетках не столь проста. Ван-дер-Ваальс был первым, кто предположил, что конденсацию вызывают те же силы, которые обусловливают отклонения в поведении реальных газов от законов идеального газа. Для случая молекулярных решеток гипотеза оказалась верной. Свойства этих сил были изучены Лондоном и Ваном методами квантовой механики, а сами силы получили название вандер-ваальсовых.

Притяжение между элементарными составными частями молекулярной решетки не может быть электростатическим, поскольку эти части лишены заряда. Понять природу вандерва-альсовых сил, рассматривая электроны как облака распределенных зарядов, невозможно, но стоит лишь вспомнить о корпускулярной природе электронов, как сразу становится ясно, что электроны могут образовывать с ядром диполи. Вследствие быстрого движения электронов направление таких диполей изменяется очень быстро. На диполь с постоянной ориентацией в среднем будет действовать сила, равная нулю, поскольку притяжение для одной ориентации компенсируется отталкиванием для противоположной ориентации, а все направления диполя равновероятны. Иное дело, если встречаются два диполя, способные изменять ориентацию. Может случиться так, что две притягивающиеся конфигурации (фиг. 4, а и в) встречаются чаще отталкивающихся конфигураций (фиг. 4,6 и г), хотя все ориентации отдельных диполей равновероятны. Лондон и Ван показали, что в действительности все так и происходит, и тем самым заложили основы не только теории молекулярных решеток, но и теории реальных газов.

Ф и г. 4.

Вандерваальсовы силы, естественно, гораздо слабее кулоновских, действующих между ионами. Этим и объясняется, почему в молекулярных кристаллах сцепление мало и легко происходит испарение. Ясно также, что столь малые силы могут играть заметную роль лишь в отсутствие других, более мощных сил. К молекулярным относятся обычно кристаллы насыщенных соединений и инертных газов.

5. Из фиг. 3 видно, что металлы и валентные кристаллы образуют более компактные модификации вещества, чем молекулярные кристаллы и соли. Это позволяет получить важную информацию о поведении твердых тел при очень высоких давлениях. По мнению Бернала, который первым обратил внимание на столь интересный факт, все твердые тела при сверхвысоких давлениях должны переходить в металлы или в валентные кристаллы. Убедительным подтверждением правильности его точки зрения, совершенно не зависящим от вычислений распределения заряда, служит явление аллотропии. Так называется явление, состоящее в том, что один и тот же химический элемент существует в нескольких модификациях с сильно отличающимися физическими и химическими свойствами. Обычная белая разновидность фосфора обладает довольно сложной молекулярной решеткой. Белый фосфор — хороший изолятор, он мягок, растворяется в органических растворителях и имеет плотность 1,83 г/см3. Бриджмен в Гарварде подверг эту модификацию фосфора сжатию под очень большими давлениями, и ее решетка «сломалась»: белый фосфор перешел в черный фосфор, обладающий плотностью 2,70 ajcMzt довольно хорошей электропроводностью и плохой растворимостью в органических жидкостях. То, что произошло с фосфором, — не исключение, а общее правило: если элемент существует в двух аллотропических модификациях, то металлическая или валентная форма обладает большей плотностью. Следующая таблица подтверждает это правило (плотность в г\смъ)\

Мышьяк металлический , . 5,72 Мышьяк желтый . . . . 2,03

3,51

, 2,70 Фосфор белый . . . . 1,83

Селен металлический . . . . 4,82 , . . 4,47

7,28 . . 5,76

Вычисления, проведенные в нашей лаборатории Хантингтоном, показывают, что должен существовать также металлический водород, хотя и при очень высоких давлениях, причем плотность его должна быть во много раз больше плотности обычной молекулярной формы.

Я не буду вдаваться в подробности по поводу естественно возникающего вопроса о причине принципиального различия между валентными кристаллами и металлами. Хотя эти формы и образуют компактную модификацию вещества, между ними (если не считать большую теплоту испарения и высокую точку кипения) нет ничего общего. Причины столь резкого различия своими корнями глубоко уходят в квантовую механику; они были выяснены недавно в работах Пайерлса и Бриллюэна. Согласно их исследованиям, для валентного кристалла число валентных электронов должно быть четным. Это правило выполняется без исключений. Многими ценными сведениями о структуре и кристаллической форме валентных решеток мы обязаны Полингу и Слетеру, однако обзор их работ выходит далеко за рамки этой статьи.

Я надеюсь, что мне удалось убедить читателя в главном: основы для понимания природы твердого состояния, несомненно, уже заложены. Все же потребуется еще большая и упорная работа, настойчивость и много новых идей, прежде чем мы сможем добавить теорию твердого тела как законченный этаж к зданию физики и с успехом начнем применять наши знания в промышленности.

Прогресс в теоретическом объяснении свойств твердых тел основан на успехах недавно созданной квантовой механики, а в экспериментальном — в основном на рентгеноструктурных исследованиях кристаллов. Не будь этих средств, проблемы изучения свойств твердых тел представлялись бы нам такими же безнадежными, какой мы считаем проблему строения жидкостей, где рентгеноструктурные исследования пока не увенчались скрлько-нибудь заметным успехом.

О РАЗВИТИИ МОДЕЛИ ПРОМЕЖУТОЧНОГО ЯДРА

МОДЕЛЬ ПРОМЕЖУТОЧНОГО ЯДРА

В модели промежуточного ядра ядерную реакцию рассматривают как последовательность двух событий. Первое событие состоит в объединении сталкивающихся ядер в единое целое — так называемое промежуточное ядро. Хотя это промежуточное ядро нестабильно, оно тем не менее обладает многими свойствами стабильных ядер, в частности четко различимыми уровнями энергии. Вторым событием является распад промежуточного ядра либо на те ядра, из которых оно образовалось, либо на другую пару ядер. В первом случае реакции нет, а происходит лишь процесс рассеяния; второй случай отвечает собственно ядерной реакции.

Вероятность образования промежуточного ядра очень мала, за исключением того случая, когда энергия сталкивающейся па

страница 10
< К СПИСКУ КНИГ > 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Скачать книгу "Этюды о симметрии" (2.82Mb)


[каталог]  [статьи]  [доска объявлений]  [прайс-листы]  [форум]  [обратная связь]

 

 

Реклама
Компьютерные столы Желтый купить
обучение секретарь референт в королеве
видеорегистратор автомобильный цена
кроссовки найк карие 2 инферно купить

Рекомендуемые книги

Введение в химию окружающей среды.

Книга известных английских ученых раскрывает основные принципы химии окружающей среды и их действие в локальных и глобальных масштабах. Важный аспект книги заключается в раскрытии механизма действия природных геохимических процессов в разных масштабах времени и влияния на них человеческой деятельности. Показываются химический состав, происхождение и эволюция земной коры, океанов и атмосферы. Детально рассматриваются процессы выветривания и их влияние на химический состав осадочных образований, почв и поверхностных вод на континентах. Для студентов и преподавателей факультетов биологии, географии и химии университетов и преподавателей средних школ, а также для широкого круга читателей.

Химия и технология редких и рассеянных элементов.

Книга представляет собой учебное пособие по специальным курсам для студентов химико-технологических вузов. В первой части изложены основы химии и технологии лития, рубидия, цезия, бериллия, галлия, индия, таллия. Во второй части книги изложены основы химии и технологии скандия, натрия, лантана, лантаноидов, германия, титана, циркония, гафния. В третьей части книги изложены основы химии и технологии ванадия, ниобия, тантала, селена, теллура, молибдена, вольфрама, рения. Наибольшее внимание уделено свойствам соединений элементов, имеющих значение в технологии. В технологии каждого элемента описаны важнейшие области применения, характеристика рудного сырья и его обогащение, получение соединений из концентратов и отходов производства, современные методы разделения и очистки элементов. Пособие составлено по материалам, опубликованным из советской и зарубежной печати по 1972 год включительно.

 

 



Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100

Copyright © 2001-2012
(08.12.2016)